Главная  /  Стихи /  ИЗ КНИГИ "ТАК ЗИМЕ УГОДНО ДЛИТЬСЯ"

И дик и страшен день вчерашний
ПАРСИФАЛЬ
Я - покинула храм. Прости мне!
АВТОБУС
Так зиме угодно длиться --
ИЗ КНИГИ "ТАК ЗИМЕ УГОДНО ДЛИТЬСЯ"

* * *

ТА ЗИМА

И дик и страшен день вчерашний,
И взвеси мглы над ним, и сыро...

*

За лесом возникают башни,
На каждой - треснувшая сфера...

И вдруг слова меня наполнят,
И словно жизнь меня обыдет:
Друзья мои меня не помнят -
Все позабыто, позабыто.

И мгла колышется, слипаясь,
И уставляется беззрако.
И вижу я, не просыпаясь,
Над каждой башнею - по знаку,

Над каждой башнею - по ленте,
На ленте - имя золотое...
Но лес, подобящийся Лете,
Колеблет марево густое -

И, ядовитыми парами
Вздох завораживая вольный,
Я через лес бреду с дарами,
С бесценным даром благовоний...

Прими из рук мое дневное!
Вчерашний день и дик и страшен.
О возмужавший лес Эвноя *,
Откройся мне с рассветных башен,

И помяни меня в дороге,
И дунь на лоб похолоделый -
Когда с подарками Владыки
Я отойду в свои пределы...

осень 1982
----------------------------
Эвноя - у Данте река, возвращающая память.

наверх
* * * * * * *

ПАРСИФАЛЬ

Свобождайся же, день вчерашний,
Несмеющийся, оскуделый!
Я, бессильный сосуд, скудельный, -
Я ушла из надежной Башни.

Я познала путем пощенья,
Я познала тропой обряда
Шестерней вековых вращенье,
Мирового изнанку лада,

Подземелия вин в сосудах,
Низкосводия переплетных...
Я вчиталась в секстаны судна,
Я протерлась среди добротных

Жерновов для размола хлеба,
Я узрела леса на зданьи -
И, далеко в прорехах неба,
Недвижимой звезды стоянье.

И - круглел уплощенный воздух,
И душа возвращалась в жилы.
В разведенные ткани мозга
Как песчинку звезду вложили -

Неживое в живую гущу! -
И живое не без опаски
Ощутило среди живущих
Различенье своей окраски.

Коль не знаешь -  _откуда . лучик -
Он вещей - не красноречивей...
Ощутило среди живущих
Различенье своей причины:

Перламутром сочась и желчью,
Мякоть плоти саднит и колет...
Ты растешь ли, глубинный жемчуг,
В потаенных моих покоях?

Ты растешь ли за лязгом башни,
В дальних лунках моих забвений?..
..Я - покорный моллюск - я, бренный
Прах - покинула день вчерашний.

наверх
* * * * * * *

Я - покинула храм. Прости мне!
Я не знаю причин движенья!
Я познала путем усилья,
Послушанья и униженья

Сочленения труб скелета,
Провисание шлангов грузных,
Архимедовы диски света
И тяжелое эхо кузни.

О подвалы вина в сосудах!
Скрип шарниров! - Душа в тревоге
Ощутила среди соседей
Отклоненье своей дороги, -

Но проход замурован камнем.
Я закрыта в изнанке зданья...
Монсальвата владыка!
Как мне
Вопросить про твое страданье?

Но - коня мне выводят слуги,
И - поет волна:
"Не усердствуй!
Прах и пепел - твои заслуги,
Неотесанное сердце!"

И - покуда за камнем входа
Зреет жемчуг вина и хлеба -
Я лесами, не зная брода,
Проношусь по земле без неба,
И путей моих непочатых
Осветить пред собою нечем...
Что мне знанье колес зубчатых,
Схемы движителей вечных?

Что - горючих состав эссенций?
*
Стук копыт, и душа разъята.
*
И саднит, и лопочет сердце
О сокровище Монсальвата.

Петров Пост 1983

наверх
* * * * * * *

АВТОБУС

И не входили мы сюда -
В дом Навзикаи -
Из мглы, где капала вода,
А: возникали.

Из лиц сочился тусклый свет
Благоговенья,
И каждый брал себе билет,
Как откровенья.

Благословленный, подходил
К прохладной коже,
В которой скрытый сок бродил
И ждал, похоже.

По окнам вкось текла вода,
Стал воздух тесен -
И шланги выросли тогда
Из спинок кресел.

Соединяясь с потолком,
Ветвились трубы.
О, что здесь мыслилось тайком,
Темно и грубо?

Живым покровом стал металл,
Слоились лица,
И в место человек врастал,
Как гриб - грибницей.

Всех выравнял белесый сон,
И странно стало:
Качались люди в унисон,
И бормотало

Внизу, и взгляд из-под ресниц
Сочился туго
Людей, похожих и на птиц,
И друг на друга.

Наш дом обманывает нас!
Ты цел покуда -
Пока отрава не лилась
В трубу сосуда
Над головой твоей - беги:
Еще не поздно,
Покуда за окном круги
Огней - и воздух!

Когда по сгибу хрустнет дверь,
От чар и чада,
Согнувшись - вон! - и не поверь,
Пожми плечами:

"Я был из времени изъят
И мирозданья.
Прошли века. Кругом стоят
Другие зданья!"

1979

наверх
* * * * * * *

Так зиме угодно длиться --
Ночью без лучей.
Вой ребенка, лай девицы
Во дворе ночей.

Пустырями, пустырями,
НЕКЕМ нанята,
Со своими фонарями
Ходит темнота.

Лампа, соглядатай века,
Брызжет над столом --
Освещает человека
С неживых сторон.

Расслабляют церебрально
От боязни мглы
Малодушные собранья,
Яркие углы...

Пусть уж свечки, пусть уж плошки!
Сразу там и тут
Люди выползут немножко,
Ноги разомнут.

Люди выйдут виноваты,
Воскурятся ароматы,
Мятый воздух полегчает,
Будет речь, какой не чают...

Ибо шарики златые
В сердцевинах у голов.
Самосветом налитые
Люди -- форточки богов!..

...Торопитесь. Торопитесь!
Вам защиты нет!
Возле сердца встанет витязь,
Вспыхнет в е р х н и й свет.

Лампа, соглядатай века,
Третий лишний встреч!
Тело втянет человека,
Осечется речь.


Вавилонская жаровня,
Проклятый очаг...
Ах, прощай, прощай, желанный --
Тьма в твоих очах.

В каждом дальнем, в каждом встречном
Жалуешься -- ты.
Все дороги белым светом
так и залиты.

И не выслать, и не сведать,
Не напасть на след...
За кого ж пред в ы ш н и м с в е т о м
Мне нести ответ?

Аль не помнишь? аль дышишь?
Аль в устах печать?
...Ах, желанный, если слышишь --
Медли отвечать.

зима 1982

наверх
* * * * * * *