Главная  /  Стихи /  ИЗ ЦИКЛА "РЕКВИЕМ"

БАЛЛАДА О ВЕРХНЕМ СВЕТЕ
Задуманный как кустодия
Открой Послание к Галатам
Не под звездою, но внутри звезды,
В плену эфемерид - незримых тел,
Где стихи? -- ушли в Зазеркалье.

БАЛЛАДА О ВЕРХНЕМ СВЕТЕ

Мы бедно с душою жили
И голос был верхний свет
"Не льстись на души чужие
Тебе до них дела нет".

Но в синий декабрьский вечер
Трёх первых его декад
Я честно пытала встречи
Мой дух был чужому рад

Два брата моих, два друга…
За годы слепых начал
Меня наградили – руки
На самом краю плеча,

Ночные – до света – рифмы
(А может быть – два врага?)…
Мы пили белые вина
На Невском мела пурга

Я честно спала с улыбкой
Всходила к ним на порог
Ныряла счастливой рыбкой
В роскошество их даров

И, словно обряд свершая,
Три раза встала Нева,
И я, обет нарушая,
Дала им мои Слова, –

Но как-то в гостях, оставшись
Одна, в тишине – в огне –
Я голос услышала страшный,
Который звучал во мне,

Который входил не в уши,
Не мучая, не грозя:
"Не льстись на чужие души –
Не то, не твоё, нельзя.

Тебе ли менять уклады
Судеб, – не пытайся, прах.
Отныне пойдут разлады,
Предательства, горечь, страх".


И тягостно мне отныне
Меж ними – и как найду
Отвагу – опять в пустыню?! –
Уверовать – не в бреду

Я слышала – без нажима,
Легчайшее, словно свет:
"Не льстись на души чужие,
Тебе до них дела нет".

1981

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх
* * * * * * *

Задуманный как кустодия
На гроб, – вонзился, как бемоль
Близ ноты; а не отойди я, –
Уж он наверно был бы мой,

А так – контузило легонько,
Отбросило взрывной волной…
Давно остыли те уголья,
Но память и теперь со мной;

Как выгоревшую глазницу,
С собою я её ношу,
И обгоревшую страницу
Вовеки не перепишу,

И буду вздрагивать до века,
Влюбленной памятью храня
Не выжившего человека,
Который выстрелил в меня;

И в кровь проникшую отраву,
И пустоты предсмертный гул,
И ту, последнюю заставу,
Где Бог мне руку протянул.

1981


наверх
* * * * * * *

О, несмысленные Галаты!.. Удивляюсь, что вы… так скоро переходите к иному благовествованию
Гал., 3:1, 1:6.
Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон
Гал., 6:2

Открой Послание к Галатам,
Открыла? – Я сказала: да.
О миг согласия галактик
Пред разлетаньем навсегда!

Не жду, что мы ещё столкнёмся,
Старинный брат, лукавый враг,
И друг для друга разомкнемся,
И вывесим сожженный флаг.

Не жду, не чаю иновстречи
За облаками… Но пока
Невразумительные речи
На небе держат облака.

1985

 

 

 

 

 

 

 

наверх
* * * * * * *

Не под звездою, но внутри звезды,
Как в ягоде, питаясь плотью света...

*

Как нищий у купели Вифезды,
Хотевший – то, а получивший – это.

Минувшей жизни отгорчивший день
Я вспоминаю лишь случайной ночью,
Как в пустоте мятущуюся тень,
Как ягоду раскушенную, волчью.

Среди кустов разреженных, глухих,
Все виделось и четче, и жесточе,
И горечью пророчествовал стих,
Перед звездой в разрывах туч пророча, –

Но не вернусь к тому разрыву жил
И жизни, к этим сумеркам пустынным,
От сдвоенной звезды моей – к чужим,
От жара несжигающего – к стылым

Преддвериям, предскорбьям – без ТЕБЯ.
И ты ли упрекнешь, что, мол, когда-то,
Звезду в разрывах, бледную, любя,
Я не тобой, любовь, была богата?

Мы многого хотели от звезды –
Но Бог сошел в пределы Вифезды,
Где Ангел вовсе сбился с ног, не зная,
Как быть – на всех, кого спасти не мог...

*

Оглянемся теперь за тот порог.

*

Пуста купальня – зимняя, сквозная.

1987-88

наверх
* * * * * * *

В плену эфемерид - незримых тел,
амеб стеклянных, реющих огней -
стоящих как плотва в теченьи лет,
рождающих в душе мгновенный гнев,

мгновенный хмель, бесцельную тоску
и охлест жгучей боли по виску -

в плену медуз, что в веществе времен
не имут ни значенья, ни имен -

мы движемся в надменной слепоте
к невидимой дымящейся черте,

и ни Господь, ни друг, ни брат, ни мать
нас не способны боле удержать.

1992, возле Британского музея.


наверх
* * * * * * *

Где стихи? -- ушли в Зазеркалье.
Где друзья -- ушли в Засмертелье,
Зауслышье, Заусеничье...
Вы, живые, молчите, что ли,
Все равно ваша речь -- молчанье.

1990

наверх
* * * * * * *