Главная  /  Стихи /  ИЗ КНИГИ "ДЕРЕВЬЯ"

Гул от времен как от пустого
Очарованный Ангелом помнит как приступ ИНОГО
Словно черной воды наглоталась
время коротких поездок
Зовем - но не спешим принять
Моя ли то была затея, -
Где город дрябнет и сорит
Не соблазнись на эту милость,
Неблагородные восторги
О человек ты сужен
Откуда ты, желание свобод?
Отложи благодаренье.
Подумай, чему наступает конец.
АНГЕЛУ-ХРАНИТЕЛЮ
Уже не рисунок, а штрих рисунка
ДЕРЕВЬЯ

* * *

Гул от времен как от пустого
Кувшина нивочтоневерья.
Нам велики доспехи Слова -
Мы в них и спим, и чистим перья.

А под наклонным небосводом,
Ни мест не ведая, ни века,
Деревья верят мимоходом
В существованье человека.

1983

наверх
* * * * * * *

Очарованный Ангелом помнит как приступ ИНОГО

страшны людские чернецы
но этот светится покойно

светостремительны гонцы
и громом говорят их тучи
венцом очерчивая солнце
из послушание достойно
и увещания могучи
и предстоят во все концы

Их рисуют как нас умолчав имена
Но стоят в стороне - окаймлять времена

и поэтому сам шестокрыл дикоглаз безрассуден
предпочетший животного Ангела вязам и людям

и поэтому сам истончается тонкою схемой
самовольно облекшийся гордою, хладною схимой

и поэтому сам он бестрепетен, тих, аккуратен
и на муку далек, и на страх за него непонятен.

Очарованный Ангелом помнит как приступ иного
Без борьбы отстоящего от углубленья земного

светом, что не зовет, и проклятия не искушает,
лишь над детской землей, отвернувшись, утешно витает.

Что ж, и ты из опутанных Ангелом, -
ты возлюбил удаленье
от людей, тополей и времен, - о душа, улетай, холодей!

...Только Ангелы выше дерев, - а Господь назирает деревья.
Только Ангелы лучше людей, - но Господь не оставит людей.

наверх
* * * * * * *


Словно черной воды наглоталась,
Или паром дышу кухонным...
О усталость моя усталость!
Даже так - даже ты греховна.

В полгреха я живу, в пол-духа,
Сухо в горле, - а плеск далече.
- О как влажен Твой мир для слуха!
Озари меня каплей речи!

- Я не жалуюсь, но строго,
Просто судишь меня, срамницу.
Обезвоженные строки
Осыпаются на страницу.

Полусердце налипло в ребра,
Полудружбы кричат и кружат...
- О как целен Твой плеск для слуха!
Нацеди мне хоть четверть кружки

Ключевыя, млечныя браги...

наверх
* * * * * * *

Время коротких поездок

Это - время коротких печальных поездок,
где ни флирта ни друга ни горя ни пыла.

Отчего бестревожна душа? отчего бесполезна?
И не знает она ничего, да и то позабыла.

Отчего ей покорно, покойно, легко и постыло?
Вроде с умыслом резала руки - а нету пореза!

...Это - умное время коротких пустынных поездок,
где - ни флирта, ни друга, ни гнева. Ни горя, ни пыла.

Где песчаные льды и дороги засохли от зноя.
И вступаем на них и стерильны они и не злые.

Где идем, забывая попутчика, словно чужого,
по умышленным углям дороги - и нету ожога!

Где идем через холод огня через отблеск зловещий.
Словно дети в пещи - мы идем, любопытствуя вещи.

И выходим на скат косогора на волю на слово,
И догадка без имени в нас начинается снова:

это кутают взрослые душу мою как на полюс.
Это пышут простуды, в которые мы не попались.

И до времени тлеют снега умолчаний постылых...
Это - время коротких поездок...

наверх
* * * * * * *

Зовем - но не спешим принять.
И на перронах воскресений

как вкопанные встали и стоим.
А рядом Жизнь - и ковыряет лед
носком ботинка,
и ей пора еще чего-то ждать, -
и дергает она за поводок, идет, ревет и силу набирает.
Зачем зовешь, а принимать не хочешь?

х

Бывает, мир, внутри себя размыслив,
стреляет в нас на пробу человеком,
резинку на рогатке отпустив;
а то подаст его, как волейбольный мяч, -
и он, вращаясь, вылетит навстречу.

А мы уже стоим, ладони растопырив.

Вот, сетку натянув под небом,
голодные играют хлебом.
Вот кротко, тяжко, с толку сбиты,
Солнца летят над полем битвы.
Вот, задохнувшись от испуга,
И я лечу от пальцев друга,
А вот, понаторев немного,
За сетку возвращаю - Бога:
Не дрогнет у меня рука!

- и оцепляют нас по кругу
СТОРОЖЕВЫЕ ОБЛАКА:

живое загражденье,
костры сигналов жгут,
и смотрят с отчужденьем,
и только часа ждут.

и чуть не плача душу я трясу как ветошь -
душа проснись ты очень плохо шутишь
вставай пойдем отсюда...

1982-3

наверх
* * * * * * *

Моя ли то была затея, -
но вот, барахтаясь в судьбе,
массивный перстень Византии
со дна добыла я себе.

Он посулил среди волненья
в мою зауженную нощь
живую тайну исцеленья,
огня нетронутую мощь.

И я его вложила в сердце
и обсушилась на огне...
Но, видно, в нем умято солнце,
но, видно, тяжесть не по мне.

И мысли горькое движенье
меня захлестывает вновь:
Что - эти тлен и униженье,
скажи, великая Любовь!

И я в печали бессердечной
среди чужих моих стою:
ужели этот камень вечный
расколет голову мою?


наверх
* * * * * * *

Где город дрябнет и сорит
храбрясь в пылу необоримом
где по церквам трава горит
кудрявым пламенем незримым

так как же быть нам если врозь
и если мы настолько скудны
с полслова сразу безрассудны
судить друг друга на авось

и если между нами путь
и неизбежно искаженье?
Мы попытались как-нибудь
и потерпели пораженье

но через жизнь мою горят
Прощенный День
короткий взгляд
когда скрестя я шла от Чаши
но через жизнь мою горят
немые расставанья наши

и чаю встречи насовсем
там там за тиглями с травою
там

наверх
* * * * * * *

Не соблазнись на эту милость,
душа несмысленная дочь!
Пиры осенние продлились,
а праздновать уже невмочь.

Не станет времени на сборы!
О эти Божьи коридоры,
о эти вешалки судьбы!
Все вдоль пути многоочиты,
Все как деревья нарочиты,
Все зелены и голубы.

1982

наверх
* * * * * * *

Неблагородные восторги
И неуместную печаль
Сожги на медленном востоке
И божества не удручай.

Ты оплывешь и онемеешь,
Ты рук и губ не обожжешь,
Простого дела не сумеешь,
Простой любви не сбережешь.

Но как же я смирюсь без гнева
В своей темнице небольшой,
Когда встает нагое небо
Над изукрашенной душой?

Но как достанет мне отваги
Не обратиться в перегной
И без друзей, и без бумаги,
И без дороги предо мной?

...Я жизнь свою перечеркнула -
Возьми в наемники меня,
Предвечный полдень над перроном
И воли грозное вино...

1983

наверх
* * * * * * *

О человек ты сужен
ты судорожно сжат
и суженый не нужен
и поприща лежат

душа себя не чает
скучает вся в крови
и Духа не встречает
отчаяньем Любви

ирония и ругань
угар или напев
- споткнувшись у порога,
вхожу оторопев

и слышу: ногу в стремя!
И смело - в мусор дел;
Звана - по это время,
звана - по СИХ людей...

наверх
* * * * * * *


Откуда ты, желание свобод?
Ты разрываешь перепонки жизни
ты бесприютно свищешь по отчизне
твои слова асфальт Азвяк аборт

Зачем откуда ты во мне
я так хотела быть премудрой
и никого не убивать

прощай прощай избранничество детства
прощай прощай тобою я жила

наверх
* * * * * * *

Отложи благодаренье.
Что ты видишь наяву?
- Вижу - люди, как деревья,
Проплывают в острову.

Околдована навеки -
Как, обычная, вмещу?
Раздвигаю их как ветки,
Тени в засуху ищу.

С ними тихо окружаю,
С ними славу воздаю,
Говорю и возражаю,
Возрастаю и стою.

Но не сделать бы огреха,
Отгрестись бы от греха:
Весь глагол глаголет - эхо,
Чаща кроткая - тиха,

Безответна...
Отражают -
Не приемлют нас леса!
Сами что-то окружают -
Так, что дыбом волоса...

И, расставив ударенья!
То, что жизнию зову, -
Как умолкшие деревья,
Проплывает в острову.

И, разгадку водружая!
Бросив тени на кругу,
Дни и вещи окружают
То, что видеть не могу.

Мне - ни ведома, ни воли.
Никого... Но - никого ли?
Лишь озноб идет прекрасный
От души единогласной!

Лишь невнятного раденья
Дуновение у щек!

Позабудь свои виденья:
Зренья не было еще.

1984

наверх
* * * * * * *

Подумай, чему наступает конец.
Под сердцем моим не дитя, а свинец.

О тьма приступавшая раньше Суда!
Чем жить просто так, лучше плакать всегда.

Я с пальцев моих киноварь отскоблю.
Уеду к деревьям, которых люблю.

Я часто спокойна. И мы не навек.
Буреет в ногах несминаемый снег.

1983

наверх
* * * * * * *


АНГЕЛУ-ХРАНИТЕЛЮ

Проснулась в холодном поту
Я жила как зверь как зверь
Ты учил меня солью огня
Я ушла равнодушно взглянув
Ты царским потчевал меня вином
Я лакаю тяжелый ром позабыв о нем
Ты одевал меня крещальным льном
Я в гоноостае небрегу о нем
Я так богата, что холодный пот
Я так сыта, что дыбом волоса
И в ужасе я жду последних пут
Незримые нависли небеса

Невидимые выросли валы
И храп грозы доносится из мглы

Академия, Пасха, 1983

наверх
* * * * * * *

Уже не рисунок, а штрих рисунка -
Душа не может любить рассудка,

Но лезет в ушко его, настырна...
Тесниться в НЫНЧЕ душе постыдно,

Но - вышиванья урок на пяльцах...
В мгновенье можно просунуть пальцы -

И только. Прочий же путь неблизок.
И в жизнь мы смотрим, как в телевизор.

х
Душа взлетает, но, ибо низко -
Не знает ответа на речи Диска,

И, возвращаясь от Солнц великих,
Спешит, как старь, развлекать безликих.

И, вся истратясь, подмоги чает.
Но что, коль Солнце - глагол скончает?

Зайдет во гневе? - Со стула встану.
Сама мгновенно мгновеньем стану.

И все мне сразу же станут наши.
И я прильну к охлажденной чаше.

И мир, как в ушко, в себя просуну.
И вспять свернется былой рисунок.

х х
Душа, цепляясь под облаками,
Все норовит помавать руками,

Косит кругом убежденным оком...
О мастерская в раю высоком!

О вышиванье небес всевышних!
Зачем тебе рукодельниц лишних,

Нерях безруких? Портних преступных?
Душа мертва - но порой проступит,

Еще проступит...
1983-4

наверх
* * * * * * *

ДЕРЕВЬЯ


/понедельник/

Я устала за чаем за лютым
Многолюдьем
Все мы встали и дышим и любим
Мелководьем

преет сыплется сажа не сажа
тленье серы
это дамба и смерть - это стража
в самом сердце

в затхлой заводи теплой беседы
мгле покоя...

-И - по щиколотку - сердцу
сытной крови! -

-так, чтоб лечь и хлебать...

-а в заливе
одиноко
там деревья кружатся - счастливо
и далеко

шесть играют и прячут и плещут
с небом семь их...

Я кричу им - а голос расплющен
тли в нем семя

а деревья не кличут не клянчат
кружат душу
шесть - играют и ходят и нянчат
бьют в ладоши

шесть их - клонятся - плещут потоки
и пылают -
и копьем огневидным и тонким
закалают... -

что же карком расхлопаться карком
криком мозгом...


- я кричу вам - а голос обкарнан -
в сытный воздух -
что же снова отчаяться снова
смехом видом...

Я кричу вам - но тайного слова
я не выдам:

вы насущны любимы бескостны
а деревья одни кровеносны
согревая лодыжки зарею
чем знакуют они и царюют

се деревья они - и не те же ль
се деревья они - и вникайте
отчего не слипаются в стержень
отчего не ютятся в закате

сытной крови...

 * *

ГОРА БОЖИЯ ФАВОР ГОРЫ ТУЧНАЯ ГОРА УСЫРЕННАЯ

/вторник/
 ...по разумеющему небу
 всплывает выросшее солнце.
 Деревья совершают требу
 В остепененности высоцей.
 Деревья окружают клиром
 в преустремленности плененной,
 Гора вздымается над миром,
 над океаном накрененным.
 В окамененности крылатой
 тварь содрогается незримо.
 Вдали, за тучей ноздреватой,
 остуденились Херувимы -
 и мир внизу как бы на лжице!
 И круче головокруженье!
 Деревья падают на лица
 в преустрашенности блаженней -
                           
   *
 И туча сходит на алтарь.
   *
 И дерева роняют плечи.
   *
 И Царь-Надежда издалече
 к веселью призывает тварь.
   
  * *

ДОНЫНЕ ЗЕМЛЮ РУССКУЮ ПОКРЫВАЕШИ
/среда/
Деревья царские врата.
Меж ними остров и алтарь.
Туда нельзя пройти путем:
Там кто-то нянчится с дитем.
но это солнце это бег
холодных струй незримых рек
нет это мокрые кусты
- иль  Сил незримые посты
  иль прошлогодняя трава
- меж ними церковь Покрова.
С воздетых - или я жива? -
Рук - упадают рукава.
К Тебе пойду туда ты ждешь
пока накрапывает дождь
* *

МИЛОСТЬ МИРА ЖЕРТВА ХВАЛЕНИЯ
/четверг/
 
ты близко. Ты высокий лепет,
недвижный вихрь.
 
Меж нами Дух уступы лепит
от моря вверх.
 
прибой грохочет плещут строки
бьют бивни строф
 
...но каплет красненькая струйка
среди столпов,
 
меж пышных ступеней природы
колонн олив...
 
И все исчезло. Только воды.
Разлив. Разлив.

* *

ТЕБЕ ПОЕМ
 
/пятница/
 
Земля и небо. Туч кочевья.
Душа пуста.
Тебя заклавшие деревья
Возьмут с креста.
 
От сильных и чужих искупят
Взойдут черны на солею
закроют от людей заступят
Поддержат голову твою...
 
Падут их волосы на рану.
Плеча застынут.
И будет церковь спозаранок
Среди постылых.
   
*
ДАЖДЬ МИ СЕГО СТРАННОГО
 
/пятница полдень/
 
и больше разума не будет
 
и правды на день не осталось
я завтра завтра позабуду
я завтра завтра отлечу
 
- кто без Меня тебя разбудит
кто смоет пешую усталость
кто обратится к небосводу
кто припадет лицом к ключу
 
*
/пятница вечер/

деревья голову закроют
все прекратится припадет
дождь размывая капли крови
неупрекающий пойдет
 
Скажи что нет! скажи - надейся!
Я НЕ ОТДАМ ТЕБЯ!
 
...по-детски
кривятся в плаче губы вод.
не упрекая дождь идет.
* *

/суббота/

Тебя положили в цветущем гроте.
Тебя положили в разверстом небе.
И все облака прошли во гневе,
И зубы стали стучать у плоти.
 
Ты мертв, Ты мертв, О сказавший время!
О как Ты Сына на нас покинул?!..
 
И свет басовый со дна Творенья
Взошел и встал по трубе прокимна.

* *
предвариша ко утру ищущие яко дне
/суббота полдень/
 
У двери сторожа не видно.
И в углублении земном
Лежит пустая мешковина
И пахнет грязью и зерном.
 
И мир живет неуничтожен,
Утраты нету и примет.
Всю жизнь мы шли сюда - и что же,
Здесь даже мертвой птицы нет!
 
И было в мире много много
и больше нет у нас врагов.
И этот поворот к порогу,
И эти несколько шагов -
 
О них молчать.
   И утро блещет.
И на душе не тяжело.
И спит Живот.
   И Ад трепещет.
И мелководье зацвело.
 
* *

О ПРЕСВЯТЕЙ ПРЕЧИСТЕЙ И ПРЕБЛАГОСЛОВЕННЕЙ
 
/суббота вечер/
 
Живодеющей печали
плачь, душа, в своем начале:
время отплывать седмице
в день, что блещет и дымится.
 
Вечный день стоит на стогнах.
Свобождается плененный.
Воскресения Христова
Гололед воспламененный!!
 
...Живомыслящей тревоге
Помни, сердце, на пороге
гроба - на пороге речи -
помни, идучи далече,
 
день Исхода! Гром простора,
сад - и оклик! - и слепящий
Воскресения Христова
Океан живокипящий!!
 
...Живомедлящим движеньем
вскинься, ум, над отраженьем:
полдня час, и вот пред нами -
вскинься, ум, над деревами!
 
В БЕЛЫХ РИЗАХ У ПРЕСТОЛА
НЕВМЕСТИМА ЕСИ, ЖЕНО -
Снегопад Присноблаженный
Воскресения Христова,
 
Зимний гром, Отроковице!
Жизне тайного веселья!
 
*
...Время отплывать седмице
В день дыханья и спасенья.
 
СО СТРАХОМ БОЖИИМ И ВЕРОЮ ПРИСТУПИТЕ
   АМИНЬ
 
   1983
наверх
* * * * * * *